Публикации


« МУРАВЬЕВ В.И., ПРОНЧЕВ Г.Б., ПРОНЧЕВА Н.Г. / СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕРНЕТ-ТЕХНОЛОГИИ КАК СРЕДСТВО СГЛАЖИВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА  | В начало |  КУТОВОЙ Д.В. / УЧАСТИЕ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ И ПОЛЬЗОВАНИЕ УЧРЕЖДЕНИЯМИ КУЛЬТУРЫ, НА ДОСТУП К КУЛЬТУРНЫМ ЦЕННОСТЯМ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ »


ПЯТИН Е.И. / МЕСТО И РОЛЬ ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ, ОКАЗЫВАЕМОЙ АДВОКАТАМИ, В СИСТЕМЕ ЮРИДИЧЕСКИХ УСЛУГ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

09.03.16 18:50

Пятин Е.И., адвокат Межрегиональной коллегии адвокатов "Закон и Человек", аспирант Российской академии адвокатуры и нотариата


В период развития в России рыночных отношений, включения в хозяйственный и предпринимательский оборот все большего числа граждан, а также необходимости решения ежедневно возникающих у простых граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц конкретных юридических вопросов возникла острая необходимость в обеспечении всех этих категорий квалифицированной юридической помощью. Этим определяются все возрастающая значимость права на юридическую помощь в системе конституционных прав человека и граж­данина, востребованность его в современных условиях.

По мнению В.В. Гошуляка, с которым трудно не согласиться, недостаточный уровень исследования права на квалифици­рованную юридическую помощь привел к тому, что в научной и учебной литературе в области конституционного права и законо­дательства не выработано даже само понятие данного права[1]. Исследователями оно связывается главным образом только со случа­ями обращения в суд. Следовательно, получить юридическую помощь можно, только обратившись к адвокату.

Согласиться с такой точкой зрения возможно лишь с определен­ными оговорками. Да, действительно, юридическая помощь осо­бенно важна для человека, обратившегося в суд, или тогда, когда его задерживают представители правоохранительных органов по подозрению в совершении преступления. Нередко такие подо­зрения в совершении преступления оказываются неоправданны­ми, а следственные органы действуют, нарушая права человека. Участие адвоката на ранних стадиях уголовного процесса хотя и затрудняет расследование, призвано помочь человеку доказать невиновность и обеспечить проведение следственных действий с соблюдением закона. В гражданском и арбитражном процессе ад­вокат не только осуществляет представительство, но и оказывает юридическую помощь и защиту нарушенных и оспариваемых прав и законных интересов обратившегося[2].

Однако такое понимание права на квалифицированную юри­дическую помощь представляется несколько зауженным. Здесь оно сводится только к обращению граждан к адвокату. Фак­тически, как справедливо указывает В.В. Гошуляк, ставится знак равенства между правом на квалифициро­ванную юридическую помощь и адвокатской деятельностью. Фе­деральный закон от 26 апреля 2002 г. «Об адвокатской деятельно­сти и адвокатуре в Российской Федерации» (ч. 1 ст. 1) также понимает под адвокатской деятельностью квалифицированную юридическую помощь. Данный Закон указывает только на одно­го субъекта права, который может оказывать юридическую по­мощь, а квалифицированная юридическая помощь выступает не как право граждан, а как деятельность адвокатуры, и с этой точки зрения Закон нуждается в корректировке[3]. Он регулирует адвокат­скую деятельность и организационно-правовые формы оказания адвокатской помощи в случае, если физические и юридические лица пользуются правом на обращение к адвокату.

Между тем право на обращение к адвокату не является базо­вым, основным, конституционным. Оно производно от консти­туционного права на получение квалифицированной юридиче­ской помощи. Следовательно, конституционное право на юриди­ческую помощь шире, чем право на помощь адвоката. Юридическую помощь могут оказывать и представители, не являющиеся адвокатами, но имеющие юридическое образование: нотариусы, юристы. В юридической помощи граждане нуждают­ся не только в случаях обращения в суд или задержания по подозрению в совершении преступления, но и в обыденной жизни, когда требуется удостоверить какое-либо имущественное право, сделку, защитить права и законные интересы путем совер­шения нотариальных действий, получить юридическую консуль­тацию, выбрать вариант поведения с учетом действующего зако­нодательства и т.п. Все это входит в понятие права граждан на по­лучение квалифицированной юридической помощи[4].

Таким образом, под конституционным правом на по­лучение квалифицированной юридической помощи следует понимать право каждого на обращение к адвокату, нотариусу, юристу, государственному, муниципальному или иному органу за получением юри­дической консультации, за зашитой нарушенных прав, за юридиче­ским закреплением субъективных прав и предупреждением их воз­можного нарушения в будущем. В научных исследованиях имеются и другие определения этого права. Так, например, А.Г. Манафов сводит конституционное право на получение квалифицирован­ной юридической помощи только к обладанию человеком соци­альным благом - юридическими знаниями, умениями и навыка­ми, позволяющими ему эффективно защищать и отстаивать свои права и законные интересы[5]. Между тем юридические знания, умения и навыки есть итог реализации конституционного права на получение квалифицированной юридической помощи и не раскрывают существа этого права. Право на получе­ние юридической помощи закреплено в ч. 1 ст. 48 Конституции РФ: «Каждому гарантируется право на полу­чение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно». Даже беглый анализ этой статьи показывает, что это право является правом человека. Оно принадлежит и гражданам страны, и иностранцам, и лицам без гражданства. Кроме того, право на квалифицированную юридическую помощь, в том числе бесплатную, гарантируется государством.

Факт закрепления права на юридическую помощь в Консти­туции РФ делает это право основным, кон­ституционным, подлежащим конституционному регулированию и конкретизации в других отраслях права, главным образом мате­риального гражданского, уголовного и процессуального. Попы­таемся проанализировать содержание и нормативный характер права на получение квалифицированной юридической помощи в конституционном праве. При этом обратим особое внимание на следующие принципиально важные положения, которые относят данное право к предмету правового регулирования в конституци­онном праве[6].

Во-первых, конституционное право на квалифицирован­ную юридическую помощь входит в правовой институт основных прав и свобод человека и гражданина, который лежит в основе правового статуса личности. В научной литературе под ним пони­мается единство прав, свобод и обязанностей человека. Поэтому право на получение квалифицированной юридической помощи в числе других основных прав и свобод составляет основу правово­го статуса личности и как конституционное право обладает наи­высшей юридической силой и подлежит повышенной защите.

Во-вторых, норма Конституции РФ о праве на квалифици­рованную юридическую помощь носит учредительный характер. Это право вытекает из самого законодательного акта. Конститу­ция РФ не признала это право как реально существующее, а учредила его и закрепила в позитивистской трактовке: «каждому гарантируется». В первом случае применяет­ся другая формулировка: «каждый имеет право»[7].

В-третьих, особенность закрепления права личности на квалифицированную юридическую помощь заключается в том, что это закреп­ление проведено материальной конституционной нормой. Эта особенность вытекает из общего характера конституционного ре­гулирования основных прав и свобод человека и гражданина. Процессуальные нормы института прав и свобод, включая право на получение квалифицированной юридической помощи, содер­жатся в гражданском процессуальном, уголовно-процессуаль­ном, административном и иных отраслях права.

Норма о праве на юридическую помощь в Кон­ституции РФ является правонаделительной, устанавливая позитивное юридическое право. Правоохранительные нормы в Конституции РФ также имеются и служат целям гарантирова­ния, охраны и защиты всех конституционных прав и свобод и на­правлены на регламентацию мер юридической ответственности[8].

Норма о праве на квалифициро­ванную юридическую помощь носит не обязывающий характер, а только управомочивающий. Очевиден также ряд гарантирующих норм, касающихся всех прав и свобод. Это связано с тем, что госу­дарство, способствуя формированию гражданского общества в России, стремится предоставить человеку максимальную степень свободы и дает ему право самому принимать решение об ис­пользовании или неиспользовании конституционного права. В последнем случае определяющее значение имеет общая право­вая культура населения, повышению которой в Российской Фе­дерации в настоящее время не уделяется должного внимания.

Право на получение квалифицированной юриди­ческой помощи не может быть ограничено. Статья 55 Конститу­ции РФ устанавливает, что права и свободы человека и граждани­на могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституци­онного строя, нравственности, здоровья, прав и законных инте­ресов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Само собой разумеется, что использование права на получе­ние юридической помощи не представляет никакой угрозы осно­вам конституционного строя и безопасности граждан и не может по этой причине быть ограничено государством. Поэтому Кон­ституция РФ (ч. 3 ст. 56) включила право на получение квалифи­цированной юридической помощи в число тех конституционных прав и свобод, которые не подлежат ограничению. Федеральный конституционный закон от 26 апреля 2001 г. «О чрезвычайном по­ложении» также не содержит норм, ограничивающих данное кон­ституционное право. Более того, Закон подтверждает (ст. 34, 35) гарантии правосудия на территории, где введено чрезвычайное положение, и устанавливает ответственность лиц, участвующих в обеспечении режима чрезвычайного положения.

Сказанное не означает, что не подлежащее ограничению в условиях чрезвычайного положения право на получение квали­фицированной юридической помощи является абсолютным, хо­тя отдельные исследователи его считают именно таковым. Если под абсолютными правами понимать не подлежащие ограниче­нию права, то этот вывод можно считать верным. Однако абсо­лютные права — это права, которые не имеют пределов в своем осуществлении. Пользование такими правами ведет к абсолют­ной свободе. Но, как известно, абсолютной свободы нет. Свобода не может быть беспредельной. Государство посредством законодательства устанавливает границы свободы, определяя их права­ми и законными интересами других лиц. В ст. 17 Конституции РФ закреплено, что осуществление прав и свобод человека и гражда­нина не должно нарушать прав и свобод других лиц. Таким обра­зом, подобно тому, как не может существовать абсолютной свобо­ды, в такой же степени не существует и абсолютного права[9]. Точно также и право на получение квалифицированной юридической помощи не является абсолютным. Пределами в его реализации выступают права и законные интересы других лиц. Гражданин не может пользоваться этим правом с целью нарушения прав других. Ведь получать квалифицированную юридическую консультацию можно не только с целью реализации своего права, но и с целью злоупотребления правом, т.е. использования субъективного пра­ва в противоречии с его социальным назначением, что влечет за собой нарушение охраняемых законом прав и интересов гражда­нина, общественных и государственных интересов. Граждан­ский кодекс РФ в связи с этим установил запрет (ст. 10) на дейст­вия граждан и юридических лиц, осуществляемых исключитель­но с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Следовательно, право на получение юридической помощи имеет пределы своего осуще­ствления и не может быть использовано с целью нанесения вреда правам и законным интересам других лиц.[10]

Конституционное право на получение квалифи­цированной юридической помощи есть объективное право. Оно следует из содержания Конституции РФ и является одним из слагаемых общего правового статуса человека. Факт установления в законе объективного права свидетельствует о том, что если закон сам не определяет ограничений в этом праве, то оно становится абсолютным правом. Ведь объективное право не может приносить вреда личности и конституционному строю государства. Вред может приносить пользование этими правами, т.е. субъективное право. Поэтому именно субъективное право (в отличие от объективного) должно иметь пределы своего осуществления.

Субъективное право есть право-действие, а объективное право - это закрепленное в законе абстрактное право. Отдельные исследователи такое право называют «право на право», подчер­кивая тем самым природные основы естественного права, кото­рое признано в Российской Федерации на конституционном уровне. Объективное право не зависит от воли отдельных индиви­дов и не приурочено к какому-либо определенному субъекту. Тем самым объективное право (система норм) отличается от права в субъективном смысле (субъективное право) как права (правомо­чия) того или иного участника (субъекта) правоотношения. Из­ложенное позволяет сделать вывод о том, что закрепленное в Конституции РФ право на квалифицированную юридическую помощь в объективном смысле является абсолютным, а в субъек­тивном смысле имеет свои пределы и не может быть абсолютным, как и любое другое субъективное право.

Библиографический список:

1.      Галоганов А.П. Адвокатура России сегодня // Росс. юстиция. 2000. № 9. С. 28.

2.      Гошуляк В.В. Прокуратура, адвокатура, нотариат в конституционном праве России. М.: Альфа-М, 2005. С. 132, 133, 134.

3.   Грудцына Л.Ю. Гарантии независимости, самоуправления и финансирования адвокатской деятельности // Новый юридический журнал. 2013. № 1.

4.      Кучерена А.Г. Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России. М., 2002. С. 7.

5.      Манафов А.Г. Конституционное право на квалифицированную юридическую помощь в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 6.

6.      Смагин Г.А. Конституционно-правовые вопросы оказания юридической помощи в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 4, 5.

7.      Смоленский М.Б. Адвокатура в Российской Федерации. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003.

8.      Чайка Ю. Адвокатура: проблемы и перспективы // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 1999. № 10. С. 48, 49.



[1] См.: Гошуляк В.В. Прокуратура, адвокатура, нотариат в конституционном праве России. М.: Альфа-М, 2005. С. 132, 133.

[2] См.: Чайка Ю. Адвокатура: проблемы и перспективы // Бюллетень Министерства юстиции РФ. 1999. № 10. С. 49.

[3] См.: Гошуляк В.В. Указ. соч. С. 132.

[4] См.: Смагин Г.А. Конституционно-правовые вопросы оказания юридической помощи в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 4, 5.

[5] См.: Манафов А.Г. Конституционное право на квалифицированную юридическую помощь в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 6.

[6] См., например: Кучерена А.Г. Роль адвокатуры в становлении гражданского общества в России. М., 2002. С. 7; Смоленский М.Б. Адвокатура в Российской Федерации. СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс», 2003.

[7] См.: Галоганов А.П. Адвокатура России сегодня // Росс. юстиция. 2000. № 9. С. 28.

[8] См.: Чайка Ю. Указ. соч. С. 48.

[9] См.: Гошуляк В.В. Указ. соч. С. 134.

[10] См.: Грудцына Л.Ю. Гарантии независимости, самоуправления и финансирования адвокатской деятельности // Новый юридический журнал. 2013. № 1.





« МУРАВЬЕВ В.И., ПРОНЧЕВ Г.Б., ПРОНЧЕВА Н.Г. / СОВРЕМЕННЫЕ ИНТЕРНЕТ-ТЕХНОЛОГИИ КАК СРЕДСТВО СГЛАЖИВАНИЯ СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА В КОНТЕКСТЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО ОБЩЕСТВА И ГОСУДАРСТВА  | В начало |  КУТОВОЙ Д.В. / УЧАСТИЕ ГРАЖДАН РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ И ПОЛЬЗОВАНИЕ УЧРЕЖДЕНИЯМИ КУЛЬТУРЫ, НА ДОСТУП К КУЛЬТУРНЫМ ЦЕННОСТЯМ: КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ »


1

© - Московское региональное отделение "Ассоциация юристов России"

Сайт создан WSS
Работает на: Amiro CMS